Дальнейшая биография Ивана Ефремовича неразрывна с боевыми отличиями и жизнью его родного полка, излагаемыми в этой книге. Здесь же опишем лишь по-следние годы Ефремова, проведённые им на покое, и его кончину.Пробыв до 1823 года в составе и затем командиром полка, Иван Ефремович, здоровье которого вследствие полученных ран и испытанных походных лишений окончательно расстроилось, был уволен Государем Императором в бессрочный от-пуск, о чём за него ходатайствовал Великий князь Михаил Павлович, особым рас-положением которого пользовался Ефремов.Будучи уже не у дел, Ефремов до 1833 года продолжал числиться команди-ром полка. Местом жительства на покое Иван Ефремович избрал свою родную Гугнинскую станицу, где заблаговременно он построил усадьбу.Вести о его служебных отличиях, доходя до станицы, живо интересовали всех ка-заков, гордившихся своим генералом; и вот, когда они прослышали о скором приезде Ефремова, то вся станица вышла его встречать в местность, называемую Большой Провал (Додоновский провал), на выгоне станицы, где 40 лет тому назад гугнинцы встречали Ваньку-телятника, пригонявшего станичное стадо.Ефремов приехал в коляске на тройке белых коней, одетый в парадную форму, за ним ехали два лейб-казака с фургоном, нагруженным вещами.Увидев родные места, Иван Ефремович прослезился и, выйдя из коляски, пошел к казакам, которые, сняв шапки, радостно его приветствовали.Многих из них он узнавал – бывших свидетелей его детства.Ефремов с собою привез и передал в станицу дорогую икону, стоившую 15 тысяч рублей, с изображением Спасителя, несущего крест на Голгофу. С этой иконой все отправились в церковь, где Ефремов был встречен духовенством. Затем в его доме на новоселье был отслужен молебен, после которого, по старинному обычаю, он уго-стил всю станицу и щедро одарил подарками; кроме того, в церковь им были сделаны богатые вклады деньгами и утварью.Первой заботой Ефремова по приезде на Дон было освобождение крепостных, жалованных ему крестьян в Рязанской и Костромской губерниях, причём он их щедро наделил землёю. Затем он занялся своим хозяйством, принимая самое деятельное уча-стие в быте и интересах родной станицы, так что, считаясь с его житейским опытом, казаки всякое серьёзное дело начинали лишь с его одобрения. Главное внимание он обращал на сбережение общественного леса и на борьбу с сыпучими песками.Добрый в душе, Иван Ефремович, сам по детству своему хорошо знавший нужду, оказывал своим станичникам и щедрую материальную помощь. Одним словом, он играл настолько видную роль и был популярен среди станичников, что о нём гово-рили – «генерал правит своею Гугнинской станицею».Особенно заботливо он относился к бедным казакам, выходящим на службу, часто снабжал их добрыми лошадьми из своего табуна и хорошим оружием. Преданный во-енному делу, Иван Ефремович не забывал его дома: он часто устраивал в Царские дни и в день полкового праздника для казаков военные состязания с призами, а также парады.Частенько после церковной службы он собирал казаков и рассказывал им о своей боевой жизни и походах, над чем добродушно посмеиваясь, казаки говорили: идём слушать генеральскую обедню. Рассказывая молодёжи о своих бесконечных походах, яркими красками описывая кровопролитные бои и славные подвиги, Иван Ефремович тем самым воспитывал молодое поколение в истинном духе казачества на пользу и славу Царя и Родины. Кстати сказать, что на этих рассказах, тогда ещё мальчик, воспитывался и другой Донской герой,, уроженец той же станицы, генерал Яков Петрович Бакланов.В 1837 году Ивану Ефремовичу пришлось ещё раз вернуться к службе, когда он был вызван в Новочеркасск для встречи Императора Николая I-го и Наследника, возвращавшихся с Кавказа.Получив известие об этом, Ефремов, уже старик, подбодрился и стал опять по-являться не в домашней одежде, а лейб-казачьей форме. Весело и энергично принялся он за работу по формированию льготных Донских полков к предстоящему царскому смотру. Прибыв в Новочеркасск, Ефремов принял командование над льготными эска-дронами лейб-казаков, о чём подробно будет рассказано в своём месте.Проводив Государя с Дона, Ефремов вернулся к своему хозяйству и жил в ста-нице уже безвыездно; здоровье его расстроилось, особенно он страдал от тяжелой штыковой раны в голову, полученной им под Фершампенуазом.Умер он 69 лет от роду в ночь на 1-е марта 1843 года скоропостижно, от паралича, в своём доме и был похоронен с воинскими почестями в ограде станичной церкви.Такова жизнь этого выдающегося человека. Без роду, без племени, оборвыш-па-стушок, начав службу простым казаком, на протяжении 37-летней службы в Лейб-гвардии Казачьем полку, украсив лучшие страницы полковой истории, дважды спасший жизнь своего Государя – под Лейпцигом и Фершампенуазом, он окончил её генерал-лейтенантом, командиром своего родного полка, лично известный и обласканный двумя Императорами и составивший себе громкую известность. Из орденов, кроме св. Георгия 3-й степени, полученного им из собственных рук Александра 1-го непосредственно по-сле славной Лейпцигской атаки, Ефремов имел: св. Владимира 4-й степени, св.Анны 2-й степени, алмазами украшенный, золотую саблю, бриллиантами украшенную, с надпи-сью «За храбрость», св. Владимира 3-й степени, св.Георгия 4-й степени, золотую саблю с надписью «За храбрость» и от Прусского короля – Красного орла 3-го класса, прусский «За военные заслуги», св. Анны I-й степени, св. Владимира 2-й степени; кроме того, удо-стоенный неоднократно Высочайшего благоволения, он был награждён 3-мя тысячами десятин земли, казенною арендою и денежными наградами, а петербургское дворянство со своей стороны, желая отметить своё уважение к боевой службе Ивана Ефремовича, причислило его в 1817 году к своему составу…Прошли годы и десятки лет, и память о Ефремове постепенно сглаживалась. Сыпучие пески Гугнинской станицы, постепенно её занося, вынудили казаков пере-селиться на другое место, в Ново-Цымлянскую, впоследствии Баклановскую стани-цу, куда была перенесена из старой станицы и церковь, а на месте её воздвигнута небольшая часовня. Те же пески засыпали и могилу Ефремова, которая в 1910 году была под ними на глубине 10 аршин.В ближайшем прошлом, в преддверии знаменательных для полка годовщин 12-ro и 13-го годов, Лейб-казаки, поминая своих славных предков, по почину тогдашнего командира полка генерала А.В. Родионова, возбудили вопрос о перенесении праха Ивана Ефремовича из сыпучих Гугнинских песков в Войсковой собор столицы Дона, на что в 1910 году по ходатайству Войскового атамана последовало Высочайшее со-изволение, и в 1911 году прах Ефремова, вместе с останками других Донских геро-ев, графа Орлова-Денисова, графа Платова и Бакланова нашел себе место вечного упокоения в Новочеркасске

«История Лейб-гвардии Казачьего Его Величества полка» Санкт-Петербург, 1913 г., стр. 232-236Это краткая история станицы Новоцимлянской и биография нашего знаменитого земляка, нашей гордости – Ивана Ефремовича Ефремова, имя которого 17 лет носила наша станица, и всё это даёт основание по-новому взглянуть на иерархию названий станицы. И она, выходит, была такова: станица Гугнинская была переименована в ста-ницу Ново-Цымлянская, затем в станицу Баклановскую, затем в 1903 году в станицу Генерало-Ефремовскую, затем в 1920 году в станицу Новоцимлянскую. Во время пере-селения чугунная могильная плита генерал-лейтенанта Ефремова Ивана Ефремовича была перевезена и находилась на кладбище ст. Новоцимлянской. Ещё лет 15-20 тому назад она там находилась, а затем исчезла и, есть основание, что безвозвратно.

5 2 голоса
Рейтинг статьи


Если вам понравилась эта статья, то помогите автору
и поделитесь ей в социальных сетях, нажав на одну из кнопок снизу.
Вы так же можете оставить комментарий войдя под своим профилем из соц. сети

Предыдущая статья5 марта 1953 года умер Иосиф Сталин
Следующая статья6 МАРТА 2021 ГОДА
Гуляев А. Д.
Редактор рубрики "За Дело".
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии